samsebesam.ru
Коленка.

Вот слышу я стоны матерей и жён… они судачат о том, что мужчины перестали быть мужчинами… Однако.

Мальчики не плачут. На самом деле. Не плачут. Не должны. Меня так учили. Да и многих моих друзей тоже. Ударил коленку — пошипи и потри. Потри. Сначала не понимаешь — зачем, ведь станет больнее? Да. Сильнее потри — станет больнее сейчас, а потом… потом чуть полегче. Вот поэтому и три… Три сильнее, через боль. Шипи, скрипи зубами, но три сильнее… Потому что плакать нельзя. Ты — мальчик. Учись им быть.

Мальчики чуть подрастают и снова учатся не плакать. У мальчиков умирают бабушки, дедушки, мальчики теряют своих любимых питомцев — собак и кошек… Но мальчики не плачут. Хотя это другая боль и тут уже не получится потереть коленку сильнее. Но мальчики учатся плакать внутрь себя. А чтобы это получалось лучше — у мальчиков и есть друзья. Когда рядом друзья, плакать тем более нельзя. Даже если глаза уже на мокром месте. Это все знают. И друзья тоже. Настоящие друзья не будут подставлять тебе плечо для слёз и не станут вытирать платочком слёзы. Они тоже мальчики. И тоже настоящие. Если они увидят хоть малую слезинку в углу твоего глаза, то первое что они сделают — “потрут тебе коленку” — надавят на больное сильнее… Это не воспитание, это внутренний эволюционный механизм. Так надо. Пока не ясно — зачем, но очень надо. Если ты скуксишь губы и на глазах у тебя появится слезинка, то в плечо тебе прилетит кулак твоего друга. Больно. А в уши тебе посыпется брань… Мальчишеская, неуклюжая, обидная брань… И, если ты мальчик. Настоящий мальчик. То вместо того, чтобы разреветься, ты обозлишься на них. На своих лучших друзей. Ты можешь стукнуть в ответ. Схватить обидчика за грудки, свалится с ним в пыль и месить её, дубася друг друга… Но не плакать. Потом, когда ты встанешь и отряхнёшься, ты поймёшь, что именно так ты разделил своё горе с друзьями. Потому что они — настоящие. И хотя твоя боль не ушла, но ее стало прощё терпеть. И ты не заплакал. Потому что ты мальчик. И рядом твои друзья. Мальчики. Настоящие.

Мальчики снова растут и снова учатся не плакать. Настоящие мальчики. Мальчики дерутся. Не с друзьями. С другими мальчиками. Тоже мальчиками, но другими. Больше. Старше. Сильнее. Не с одним. Мальчикам больно. Уже не одна коленка, не просто плечо. И плакать нельзя. Мальчики не плачут. Потому что, если плакать ты перестаёшь быть мальчиком. И становишься никем. Ты бьешь, тебя бьют, ты терпишь и бьешь в ответ. Потом собираешь зубы, стонешь, скрипишь, пыхтишь, трёшь что болит сильнее и идёшь к друзьям. И вместе с друзьями возвращаешься. Но важно помнить. Плакать нельзя. Даже того, когда нос свёрнут набок и глаза заплыли. Когда отбиты кулаки и сломано ребро. Когда не можешь отдышаться от удара в дых. Даже когда пришёл к своим друзьям сказать, чтоб собирались драться. Они пойдут. Они — мальчишки. Как и ты. Но только если на глазах твоих нет слёз. Тогда они пойдут. И снова будет драка. И снова кулаки и боль. Потом — по обстоятельствам. Зелёнка, йод, бинты или больничка. Тычки в плечо от мальчиков вокруг… Ты мальчик, ты держался. Дрался — не заплакал…

И снова ты растёшь. Мальчишка. И снова учишься не плакать. А поводов, чтобы сдержаться у мальчиков становится всё больше. Вот первая любовь. Стихи, вздыхания и разочарования. Сомнения, разрыв и … боль. И снова грудь болит и снова рвется боль наружу, но… Мальчики не плачут. Настоящие мальчики. Тем более, что рядом друзья. Друзья назовут твою любовь шалавой, а тебя слюнтяем и слабаком. Они посмеются над твоими стихами и буду смотреть на тебя до тех пор, пока ты либо не бросишься на них, вымещая свою боль, либо не поддашься искушению плюнуть на всё и рассмеяться над собой вместе с ними. Неважно, что ты выберешь. Просто сначала тебе будет ещё больнее. Также, как с коленкой. А потом… боль не уйдёт, но притихнет. И ты снова будешь жить дальше. Не проронив слезинки. Лишь потому, что мальчиком родился.

Но мальчики растут. И вот уже в работе все. Семья, дела, карьера. Трудясь, стараясь и стремясь столкнулись с тем, что кто-то обошёл. Блат или родство. Кум, сват, подстилка или просто так сложилось. И все надежды вроде бы под хвост. И никому не доказать. И боль, досада и обида. Но ты же мальчик. И не в курилке плакать же тебе. И снова боль терпеть, утраченных надежд — всё также — новой болью. Кто в стенку бьёт кулак, кто грушу околачивает в зале… но по любому так, чтобы не выпустить слезу. Всё потому, что мальчиком родился.

И так бывает иногда, что мальчики уходят на войну. Сие удёл тех мальчиков, что также мальчиками продолжают жить. Не всех и не всегда. Но иногда бывает. И там бывает так, что рядом пал твой друг. Второй. И третий. А приказ вперёд. И времени на то, чтобы остановиться нет. И слёзы не помогут. И ком застрявший в горле, когда переступаешь ты через своих, чтобы вперёд идти, обратно вылетает рыком. И всё. Вся боль твоя уходит на врага. Чем больше бьешь — тем легче претерпевать те раны, что ты видел и сам носишь. И возвращаясь к остывшему уже мальчишке, что рядом шёл с тобой и жизнию своей тебя прикрыл и вот — остыл уже — не веришь. И как мальчишка в раннем детстве, колотишь кулаками в грудь, слова обидные доносишь, кричишь и требуешь чтоб встал. Но ты не плачешь…Потому что мальчик.

…. Мальчик, забившийся в угол и сотрясающийся в рыданиях, мальчик, который предпочитает плач терпению — не будет ни мужчиной, ни защитником, ни мужем. Вернее даже если будет, то только до тех пор, пока коленку не ударит…

Болезнь детей и смерть родных, паденье со ступеньки или же велосипеда — у мальчиков лекарство есть одно — перетерпеть, не допуская слёз. И если рядом есть друзья — они всегда помогут. Кто стукнет кулаком в плечо… Кто назовёт обидным словом… И если мальчик ты, то ты поймёшь, что он тебе так говорит: “Как хочешь — ненавидь меня… Последними словами поноси… Дерись, бей, всё ломай вокруг. Не плачь… Ведь мне больнее…”

 

15.03.2017