samsebesam.ru
Подводная лодка в степях Подмосковья.

Рассказ пишется в день моряка-подводника и так как день сегодня праздничный и посвящен тем, кто спаян вместе со всем коллективом во враждебной среде одной обшивкой, то расскажу и о своем опыте, который хоть как-то к этому относится.
На самом деле не был на подлодке ни разу. Вообще. От слова совсем. Даже мимоходом проходящие возможности не использовал, а зачастую и игнорировал. Так получилось, что к морскому делу был далек, хотя первая приписка в военкомате была в морскую пехоту. Туда я тоже не пошел. Откосил, так сказать…
Однако в бытность службы в спецназе на одну букву (и совсем не первую), приходилось лазить, где только можно и учиться чему только учат. Успевали не все, не все, не всегда, но было многое. В один прекрасный день, после тренировки в отработке скрытого изучения объекта (закрытой воинской части) нас вывезли на этот самый объект, чтобы определить насколько наши разведданные совпадают с реальностью. Было весело. Особенно когда на базе этой части начался отдельный этап подготовки. Заключался он в повышении психологической устойчивости в условиях стрессовой ситуации при постоянном повышении уровня опасности. Делалось это просто. В землю была закопана подводная лодка… Реально закопана. Настоящая подводная лодка. Ну, может быть не вся, без приборов, хотя это частности, но все же внутренности были все на месте. Проект и марку — определить не смогу, так как под землей не видно, а изнутри идентифицировать — не специалист. Завели нас — человек десять в первую рубку в полной амуниции и сказали — там где-то по проходам мины стоят всякие и разные. Ваша задача — пройти до конца любым путем и вылезти, эвакуировав самих себя и всех встречных. Если они будут хорошими. То есть не будут в вас стрелять и все прочее. Если будут стрелять — вы уж как-нибудь разберетесь, не в первый раз, всё-таки.
Ну ладно, дел-то. Таких задач, что на учениях, что не на учениях уже было немало. Любая тренировка у нас была связана хоть частично с городской тематикой — где шариться по зданию приходилось довольно часто и упорно. И с минами, и с заложниками, и с сопротивлением. Так что постановка задачи для нас не показалась сложной. Подумали мы так и пошли. Вернее открыли первую дверь, и… погас основной свет. Остались гореть только маленькие оранжевые лампочки, да и те, мигали через определенные (или неопределенные) промежутки времени. Ну, подумаешь, снова подумали мы. Будем считать, что ночь и пошли дальше. Фонарики были, были даже ночники (приборы ночного видения — как несколько очков, так и парочка НСПУ на автоматах). То есть снова — терпимо. Слегка рассредоточились, ибо хоть и проходы узкие — но нарваться всем скопом на подрыв не хотелось. Первые менялись в каждом новом отсеке. Под ноги смотрели внимательно. Подлодка была здоровая. Как нам казалось. Растяжки уже пару раз снимали. При переходе во второй отсек из щелей в стенках хлынула вода. Не щелей, конечно, а специально проделанных отверстий. Понимание, что объем здоровый и сразу не затопит — было. Но ходу прибавили. Под ноги смотреть стало сложнее, по сторонам — проще (ноги почти по колено в воде — ничего не видно в темноте, а там, где из стены хлещет — точно никто не стоит и не ждет — это определялось по дроблению потока). Как в самом начале учебы — надели шомпол на резинку к дульному тормозу и шли, аккуратно распахивая им воду, смотря, где он за что зацепится. Поверх головы такого рыбака сзади смотрел по сторонам через НСПУ второй номер. Дважды отбивали спонтанные атаки. Один раз безоружного — по легенде члена экипажа захваченной лодки, который не распознал в нас спасителей, второй раз — выживших террористов. Брать честный расчет — как минимум трое из нас были уже мертвы. Поэтому, мы уже как бы тащили на себе три трупа и одного спасенного раненого. Плюс амуницию уничтоженного противника для отчётности. Вода все больше и сильнее пребывала. Шли уже в воде больше чем по пояс. «Спасенный» ныл, «условно раненые» давили на плечи, начиналось забываться, что мы под землей, а не под водой. Свет погас окончательно. Переходные шлюзы открывались все туже, иногда за ними была пустая (сухая) зона, куда нас втягивало своим потоком, а иногда из нового шлюза шел встречный поток выше нашего уровня воды. Какова длина лодки, сколько в ней отсеков мы не знали. Сначала нам это казалось несущественным, а теперь и времени на рассуждения не было. Напряжение росло. Спасал только опыт боевых ситуаций, который позволил отдать разум во власть отработанной механики тела. В последнем отсеке люк не открывался. В принципе. На удары приклада не реагировал. Рации не работали. Света не было. Вода была выше головы, и мы уже давно болтались в воде, стараясь удержать не только себя, но и «раненых». На потолке (условно — просто то, что было сверху) нашли пластины, закрученные болтами. Мокрыми руками раскрутили их и … свет. На улице чуть выше земли был люк, через который мы вылезли наружу и где нас ждали наши наставники. Помпы уже откачивали воду из отсеков, в первый вход спускался обслуживающий персонал, который заново проверял работу всех систем и заново устанавливал ловушки. Впереди нас ждала еще одна засада, но про нее я расскажу (если не забуду), когда будет день пожарника.

 

19.03.2013